Справочная

Экстренные телефоны Федеральные организации Медицинские учреждения
Образовательные учреждения Учреждения культуры Сельское хозяйство
Муниципальные предприятия Общественные организации Правоохранительные органы
Расписание движения транспорта    
   
welcometver
   
   

Обзор изменений законодательства

Подробности

/с 18.05 2018 по 31.05.2018/

В Гражданский кодекс РФ внесены поправки юридико-технического характера

Федеральный закон от 23.05.2018 № 116-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации"

В частности:

- признается утратившим силу пункт 4 статьи 64 ГК РФ как дублирующий положения ст. 64.1 ГК РФ;

- уточняются нормы ст. 160 ГК РФ, касающиеся порядка совершения и удостоверения доверенностей, а именно предусматривается, что при совершении доверенностей, указанных в пункте 3 статьи 185.1 ГК РФ, подпись того, кто подписывает доверенность, может быть удостоверена также организацией, где работает гражданин, который не может собственноручно подписаться, или администрацией медицинской организации, в которой он находится на излечении в стационарных условиях;

- вносится ряд иных изменений.

Начало действия документа - 03.06.2018.

Установлен порядок действий нотариуса при обнаружении в единой информационной системе нотариата сведений о составлении наследодателем завещания, предусматривающего создание наследственного фонда

Федеральный закон от 23.05.2018 № 117–ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Изменения вносятся в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, Федеральный закон "О погребении и похоронном деле", Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", Федеральный закон "О валютном регулировании и валютном контроле".

Нотариус, ведущий наследственное дело, после ознакомления с содержанием завещания, направляет лицу, которое указано в качестве единоличного исполнительного органа наследственного фонда, или лицам, указанным в качестве членов коллегиального исполнительного органа наследственного фонда, предложение дать согласие на осуществление полномочий указанных органов.

Лицо, давшее согласие на осуществление полномочий исполнительного органа фонда, указывается в заявлении о государственной регистрации наследственного фонда, направляемого нотариусом в орган, осуществляющий государственную регистрацию фонда. К указанному заявлению прилагаются также электронные образы решения завещателя об учреждении наследственного фонда и устав такого фонда.

При невозможности сформировать органы наследственного фонда в соответствии с решением о создании наследственного фонда заявление о создании наследственного фонда в регистрирующий орган не направляется. В этом случае наследственный фонд не создается и к наследованию не призывается до появления возможности сформировать органы управления наследственным фондом в соответствии с решением о его учреждении. По истечении 1 года со дня открытия наследства нотариус не вправе направлять в орган регистрации заявление о создании наследственного фонда.

Государственная регистрация наследственного фонда при его создании осуществляется по заявлению нотариуса, ведущего наследственное дело, по месту нахождения этого нотариуса.

Федеральным законом, кроме того, установлено следующее:

в случае возложения завещателем на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону обязанности по осуществлению погребения завещателя в соответствии с его волей приоритет имеет волеизъявление умершего, выраженное в завещании;

в законодательство о валютном контроле вносятся положения, разрешающие осуществление валютных операций между резидентами, связанные с получением в порядке наследования валютных ценностей и с передачей валютных ценностей наследственным фондом выгодоприобретателям наследственного фонда.

Федеральный закон вступает в силу 01.09.2018.  

Законодательно разграничен порядок принятия денежных средств в депозит нотариуса и депонирования движимых вещей, безналичных денежных средств и бездокументарных ценных бумаг по заявлению сторон обязательства

Федеральный закон от 23.05.2018 № 119-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" и Основы законодательства Российской Федерации о нотариате"

Федеральный закон принят в пакете с Федеральным законом "О внесении изменений в статью 327 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 1 и 3 Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации" в целях реализации Федерального закона от 26.07.2017 N 212-ФЗ, которым предусмотрено выполнение нотариусом функций эскроу-агента.

Поправками в том числе:

регламентированы порядок принятия нотариусом в депозит наличных денег и безналичных денежных средств, а также порядок депонирования нотариусом движимых вещей, безналичных денежных средств или бездокументарных ценных бумаг;

закреплено, что российские кредитные организации, величина собственных средств (капитала) которых составляет не менее чем двадцать миллиардов рублей, не вправе отказать в заключении договора публичного депозитного счета нотариусу, службе судебных приставов, суду и иным органам или лицам, которые в соответствии с федеральным законом могут принимать денежные средства в депозит;

установлено, что для целей принятия в депозит денежных средств нотариус обязан открыть публичный депозитный счет, зачисление на который собственных денежных средств нотариуса не допускается;

предусмотрено, что выдача либо перечисление должнику или кредитору денежных средств, находящихся на публичном депозитном счете нотариуса, и процентов, причитающихся за пользование этими денежными средствами, производится банком по распоряжению нотариуса;

установлены размеры нотариального тарифа, в том числе за принятие на депонирование нотариусом денежных средств в целях исполнения обязательств сторон по сделке, удостоверенной нотариально.

Федеральный закон вступает в силу с 1 июня 2018 года.

 

Скорректирован порядок осуществления федерального государственного пожарного надзора

Постановление Правительства РФ от 26.05.2018 N 601 "О внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 12 апреля 2012 г. N 290"

В частности:

определено, что к органам государственного пожарного надзора относятся, в том числе, соответствующие подразделения "силовых" ведомств;

уточнены права и обязанности лиц, наделенных полномочиями государственных инспекторов пожарного надзора в "силовых" ведомствах;

руководители структурных подразделений центрального аппарата МЧС России и его заместители наделяются правами главного государственного инспектора РФ по пожарному надзору и заместителей главного государственного инспектора РФ по пожарному надзору соответственно;

актуализируется перечень должностных лиц органов государственного пожарного надзора, уполномоченных на осуществление федерального государственного пожарного надзора.

Начало действия документа - 06.06.2018.

 

Верховным Судом РФ разъяснены спорные вопросы, касающиеся трудовых отношений с участием работников, работающих у работодателей - ИП и на микропредприятиях

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 15 от 29.05.2018 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей – физических лиц и у работодателей – субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям"

Сообщается, в частности, следующее:

работодатели - субъекты малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям, вправе отказаться полностью или частично от принятия локальных нормативных актов, например правил внутреннего трудового распорядка, положения об оплате труда, положения о премировании, графика сменности (в таких случаях указанные вопросы регулируются трудовыми договорами, заключаемыми с работниками на основе типовой формы трудового договора, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 27.08.2016 N 858);

если физические лица осуществляют предпринимательскую и профессиональную деятельность в нарушение требований федеральных законов без государственной регистрации или лицензирования и вступили в трудовые отношения с работниками в целях осуществления этой деятельности, то такие физические лица несут обязанности, возложенные Трудовым кодексом РФ на работодателей - индивидуальных предпринимателей;

в качестве работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям, могут выступать субъекты малого предпринимательства (хозяйственные общества, хозяйственные партнерства, производственные кооперативы, потребительские кооперативы, крестьянские (фермерские) хозяйства и ИП), соответствующие условиям, установленным Федеральным законом "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" и сведения о которых внесены в единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства по категории микропредприятий;

трудовые споры по заявлениям работников, работающих у работодателей - физических лиц (являющихся и не являющихся индивидуальными предпринимателями) и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям, подлежат разрешению судами в порядке гражданского судопроизводства;

иски работников, работающих у таких работодателей, могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту его жительства или по месту жительства, нахождения работодателя;

дела о восстановлении на работе работника, работавшего у указанных  работодателей, и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью работника, рассматриваются с участием прокурора.

В постановлении также рассмотрены сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, основания возникновения трудовых отношений и порядок их оформления, особенности регулирования трудовых отношений работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям.

 

Отсрочка от призыва, предоставленная гражданину в период обучения по программе среднего общего образования, не должна учитываться при его поступлении на обучение по программе среднего профессионального образования в год получения среднего общего образования

 Постановление Конституционного Суда РФ от 22.05.2018 № 19-П "По делу о проверке конституционности абзацев второго, третьего, десятого и двенадцатого подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в связи с запросом Ленинского районного суда города Санкт-Петербурга"

Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения абзацев второго, третьего и десятого подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования эти положения, устанавливая основания, условия и порядок предоставления отсрочек от призыва на военную службу гражданам, обучающимся по очной форме обучения, обусловливают предоставление отсрочки от призыва на военную службу гражданам, которые поступили на обучение в образовательные организации по имеющим государственную аккредитацию программам среднего профессионального образования в год получения среднего общего образования, тем обстоятельством, воспользовались ли такие граждане отсрочкой от призыва на военную службу при обучении в организациях, осуществляющих образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего общего образования, и лишают возможности получить отсрочку от призыва на военную службу в связи с обучением по имеющим государственную аккредитацию программам среднего профессионального образования тех из них, кто освоил имеющие государственную аккредитацию образовательные программы среднего общего образования в пределах сроков его получения, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, но вынужден был воспользоваться соответствующей отсрочкой для завершения обучения в общеобразовательной организации и прохождения итоговой аттестации, завершающей освоение образовательных программ среднего общего образования.

Конституционный Суд РФ отметил, что в своем Постановлении от 17 апреля 2018 года N 15-П он уже обращался к вопросам, связанным с установленным Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" правом граждан на отсрочку от призыва на военную службу в связи с обучением по очной форме обучения по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам общего и профессионального образования.

Правовые позиции Конституционного Суда РФ по этим вопросам, изложенные в указанном постановлении, сводятся, в частности, к следующему:

конституционный принцип равенства всех перед законом, который распространяется не только на права, непосредственно закрепленные Конституцией РФ, но и на связанные с ними другие права, приобретаемые на основании закона, в том числе право на отсрочку от призыва на военную службу в связи с получением профессионального образования, гарантирует одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает установление различных условий для различных категорий субъектов права; такие различия, однако, не могут носить произвольный характер, они должны основываться на объективных характеристиках соответствующих субъектов; иное означало бы нарушение принципа равного исполнения гражданами РФ своих конституционных обязанностей, в том числе конституционной обязанности гражданина РФ по защите Отечества посредством несения военной службы по призыву;

осуществляя дифференциацию в правовом положении граждан в зависимости от такого критерия, как достижение определенного возраста, федеральный законодатель вправе использовать этот критерий только в случае, если он позволяет разделить граждан на объективно разные категории;

граждане, поступившие на обучение в образовательные организации по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего общего образования в возрасте от шести лет и шести месяцев до восьми лет и завершившие освоение указанных образовательных программ в пределах сроков получения среднего общего образования, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, должны рассматриваться как одна категория для целей правового регулирования отсрочек от призыва на военную службу в связи с получением гражданином образования по очной форме обучения;

отсутствие у граждан, получивших отсрочку от призыва на военную службу в связи с достижением ими восемнадцатилетнего возраста до окончания освоения образовательных программ среднего общего образования в общеобразовательных организациях в пределах сроков, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, возможности получить повторную отсрочку от призыва на военную службу в связи с обучением по программам магистратуры - притом что такая возможность предоставлена гражданам одной с ними категории в сфере реализации права на высшее образование - не имеет объективного и разумного оправдания, ставит граждан, относящихся к этой категории, при реализации данного права в неравное положение применительно к исполнению воинской обязанности, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости и вытекающими из них критериями соразмерности (пропорциональности) допустимых ограничений прав и свобод.

Приведенные правовые позиции Конституционного Суда РФ, сохраняющие свою силу и являющиеся общеобязательными и подлежащими учету прежде всего всеми представительными, исполнительными и судебными органами государственной власти, органами местного самоуправления, их должностными лицами, в полной мере применимы и к правовому регулированию условий предоставления гражданам отсрочки от призыва на военную службу в связи с получением среднего профессионального образования.

Отсутствие у граждан, получивших отсрочку от призыва на военную службу, предусмотренную абзацем вторым подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", в связи с достижением ими восемнадцатилетнего возраста до окончания освоения по очной форме обучения имеющих государственную аккредитацию образовательных программ среднего общего образования в общеобразовательных организациях в пределах сроков, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, возможности получить отсрочку от призыва на военную службу в связи с обучением по очной форме обучения по имеющим государственную аккредитацию программам среднего профессионального образования - притом что такая возможность предоставлена гражданам одной с ними категории в сфере реализации права на среднее профессиональное образование - не имеет, как это следует из правовых позиций Конституционного Суда РФ, сформулированных в Постановлении от 17 апреля 2018 года N 15-П, объективного и разумного оправдания, ставит граждан, относящихся к этой категории, при реализации данного права в неравное положение применительно к исполнению воинской обязанности, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости и вытекающими из них критериями соразмерности (пропорциональности) допустимых ограничений прав и свобод.

C учетом правовых позиций, выраженных в настоящем постановлении, федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения.

Впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего постановления, правоприменительные органы не должны учитывать факт предоставления отсрочки от призыва на военную службу в соответствии с абзацем вторым подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" гражданину, обучающемуся по очной форме обучения в образовательной организации по имеющей государственную аккредитацию программе среднего профессионального образования, если он поступил на обучение по программе среднего профессионального образования в год получения среднего общего образования.

 

Срок, на который лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, не может быть неопределенным либо продлеваться вне рамок судебного контроля

Постановление Конституционного Суда РФ от 24.05.2018 № 20-П "По делу о проверке конституционности статьи 435 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д. и К."

Конституционный Суд РФ признал часть первую статьи 435 УПК РФ не противоречащей Конституции РФ в той мере, в какой она предполагает, что:

в случае выявления факта психического заболевания у лица, к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей, суд, принимая решение о его переводе в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, - при наличии для этого медицинских показаний, зафиксированных в заключении экспертов, участвующих в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и при необходимости в медицинском заключении соответствующей медицинской организации, - обязан установить срок, на который данное лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в том числе календарную дату его истечения;

продление срока нахождения такого лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, должно осуществляться с учетом положений УПК РФ, определяющих порядок продления срока содержания под стражей, и при обеспечении ему права осуществлять предусмотренные статьями 46 и 47 УПК РФ процессуальные права подозреваемого, обвиняемого лично (если его психическое состояние позволяет осуществлять такие права самостоятельно), а также с помощью защитника и законного представителя;

установленный судом срок, на который лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, во всяком случае не может рассматриваться в качестве препятствия для прекращения его нахождения в такой медицинской организации, как только отсутствие для этого оснований будет констатировано уполномоченными должностными лицами соответствующей медицинской организации;

прекращение нахождения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, лица, в отношении которого решение о переводе в такую медицинскую организацию было принято в период применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, предполагает - если на момент отпадения оснований для нахождения этого лица в соответствующей медицинской организации срок, на который была назначена данная мера пресечения, уже истек - решение вопроса о необходимости применения к этому лицу той же или иной меры пресечения с учетом осуществляемого в отношении него уголовного преследования, с тем чтобы обеспечить выполнение задач, стоящих перед уголовным судопроизводством.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Суд, принимая решение, предусмотренное частью первой статьи 435 УПК РФ, при наличии для этого медицинских показаний, зафиксированных в заключении экспертов, участвующих в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и при необходимости в медицинском заключении медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, обязан указать срок, на который лицо помещается в соответствующую медицинскую организацию, в том числе указать календарную дату его истечения, а продление этого срока должно осуществляться с учетом положений данного кодекса, определяющих порядок продления срока содержания под стражей.

Вместе с тем, поскольку нахождение лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, на условиях недобровольной госпитализации, как следует из статьи 36 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", допускается только в течение времени сохранения оснований, по которым была проведена госпитализация (притом что это лицо в течение первых шести месяцев не реже одного раза в месяц подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров указанной медицинской организации для решения вопроса о продлении госпитализации), установление судом срока, на который лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в порядке части первой статьи 435 УПК РФ во всяком случае не может рассматриваться в качестве препятствия для прекращения его пребывания в такой медицинской организации.

Соответственно, если психическое состояние лица улучшилось настолько, что необходимость в его нахождении в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, отпадает, а срок (в том числе продленный), на который это лицо было по решению суда помещено в такую медицинскую организацию, еще не истек, ее уполномоченные должностные лица должны незамедлительно информировать об этом органы предварительного расследования, на основании ходатайства которых суд отменяет данную процессуальную меру и одновременно (с учетом осуществляемого в отношении лица уголовного преследования) при наличии предусмотренных законом оснований решает вопрос о необходимости применения к нему содержания под стражей или иной меры пресечения. До принятия судом того или иного решения по ходатайству органов предварительного расследования лицо остается в той медицинской организации, куда оно было помещено ранее. При этом, если на момент отпадения оснований (медицинских показаний) для нахождения такого лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, срок избранной до его перевода в данную медицинскую организацию меры пресечения в виде заключения под стражу не истек, судебного решения для ее применения до истечения ранее установленного судом срока (в который засчитывается время нахождения в такой медицинской организации по решению суда) не требуется.

 

Иностранный гражданин, законопослушно реализуя право на постоянное проживание в России в течение длительного времени, имеет основания ожидать, что государство не лишит его этого права за единичное неисполнение обязанности по соблюдению правил миграционного учета

Постановление Конституционного Суда РФ от 29.05.2018 N 21-П "По делу о проверке конституционности пунктов 1 и 3 статьи 8 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина Социалистической Республики Вьетнам Нгуен Чонг Хая"

Конституционный Суд РФ признал пункт 3 статьи 8 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" не противоречащим Конституции РФ, поскольку его положения не исключают для суда, рассматривающего дело об обжаловании отказа территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере миграции принять к рассмотрению заявление иностранного гражданина о продлении срока действия вида на жительство в Российской Федерации и документов к нему в связи с пропуском установленного законом срока подачи такого заявления, возможность - не ограничиваясь констатацией формального соответствия этого отказа закону и конкретизирующему его подзаконному правовому регулированию - восстановить пропущенный срок в случае, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что между Российской Федерацией и данным иностранным гражданином сложилась устойчивая связь, обусловленная его длительным, значительно превышающим однократный срок действия вида на жительство, проживанием в Российской Федерации на законных основаниях, а в силу объективных обстоятельств использование обычного, предусмотренного нормативным регулированием правового механизма легализации нахождения данного иностранного гражданина на территории Российской Федерации создает существенные риски для реализации гарантированных ему Конституцией РФ прав и свобод.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

В силу пункта 3 статьи 8 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" по окончании срока действия вида на жительство он может быть продлен; количество продлений срока действия вида на жительство не ограничено; при этом продление срока действия вида на жительство осуществляется по заявлению иностранного гражданина, поданному в территориальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере миграции не позднее чем за два месяца до истечения срока действия имеющегося у него вида на жительство.

Продление иностранному гражданину вида на жительство возможно при условии, что срок его действия еще не истек и, следовательно, данный иностранный гражданин законно находится на российской территории в соответствующем законном, не исчерпанном и не прерванном (в силу отсутствия необходимых документальных оснований) статусе. Закрепление такого условия в федеральном законе, хотя оно конституционными установлениями прямо не предрешено, не предопределяет как таковое нарушение прав и законных интересов иностранных граждан, на которых оно распространяется, и не дает оснований для вывода о неконституционности пункта 3 статьи 8 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации".

Предоставление иностранному гражданину вида на жительство в Российской Федерации, как правило, свидетельствует о признании государством особого правового статуса данного лица, обусловленного установлением длящихся социальных и экономических отношений его с государством на основе взаимного доверия; соответственно, государство призвано принимать необходимые меры к поддержанию лояльности таких граждан, доверия к своим действиям и к закону; в свою очередь, иностранный гражданин, испрашивая и получая право на постоянное проживание в России и законопослушно реализуя его в течение длительного времени, имеет основания ожидать, что государство не оставит без внимания и уважения качество и длительность уже сложившихся правоотношений и не лишит его этого права за единичное неисполнение обязанности по соблюдению правил миграционного учета. Тем более такие ожидания уместны, если иностранный гражданин, находящийся в Российской Федерации достаточно долго (что подтверждается имеющимся у него видом на жительство, срок действия которого уже неоднократно продлевался) и пропустивший в силу каких-либо обстоятельств очередной срок подачи заявления о продлении срока действия вида на жительство, обращается в суд за защитой ранее приобретенного им права на постоянное проживание в Российской Федерации в порядке обжалования отказа федерального органа исполнительной власти в сфере миграции восстановить срок на подачу документов для продления срока пребывания в Российской Федерации на основании вида на жительство, а в силу объективных обстоятельств использование в отношении такого иностранного гражданина обычного (предусмотренного нормативным регулированием) правового механизма повторной легализации нахождения на территории Российской Федерации может создать существенные риски для реализации гарантированных ему Конституцией РФ прав и свобод.

В силу приведенных правовых позиций и с учетом того, что предназначение судебного контроля как способа разрешения правовых споров на основе независимости и беспристрастности предопределяет право лица обратиться в суд за защитой от возможного произвольного правоприменения, суды, разрешая дела, связанные с отказом территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере миграции в принятии к рассмотрению заявления иностранного гражданина о продлении срока действия вида на жительство и документов к нему в случае пропуска установленного законом срока подачи такого заявления, не вправе, ссылаясь на отсутствие прямо предусмотренных действующим правовым регулированием оснований для продления пропущенного срока, ограничиваться констатацией формального соответствия этого отказа закону и конкретизирующему его подзаконному правовому регулированию, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что между Российской Федерацией и данным иностранным гражданином сложилась устойчивая связь, обусловленная его длительным, значительно превышающим однократный срок действия вида на жительство проживанием в Российской Федерации на законных основаниях, а в силу объективных обстоятельств использование обычного (предусмотренного нормативным регулированием) правового механизма легализации нахождения данного иностранного гражданина на территории Российской Федерации создает существенные риски для реализации гарантированных ему Конституцией РФ прав и свобод.

Этим не исключается возможность внесения в действующий порядок легализации нахождения иностранных граждан в Российской Федерации уточнений либо дополнительных условий и правил, которые непосредственно и специально определили бы правовые последствия пропуска иностранным гражданином, длительное время проживающим в Российской Федерации на основании вида на жительство, сроков обращения за продлением срока действия вида на жительство в Российской Федерации.

 

Конституционный Суд РФ выявил неопределенность нормативного содержания статьи 217 НК РФ при решении вопроса об обложении налогом на доходы физических лиц денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим по их просьбе за каждые положенные дополнительные сутки отдыха

Постановление Конституционного Суда РФ от 31.05.2018 N 22-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с запросом Новочеркасского гарнизонного военного суда"

Конституционный Суд РФ признал положения пунктов 1 и 3 статьи 217 Налогового кодекса РФ не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они не позволяют однозначно решить вопрос об обложении налогом на доходы физических лиц денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, за каждые положенные дополнительные сутки отдыха в соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

В соответствии с абзацем вторым пункта 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, участвующим в мероприятиях, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, по их просьбе вместо предоставления дополнительных суток отдыха может выплачиваться денежная компенсация в размере денежного содержания за каждые положенные дополнительные сутки отдыха; порядок и условия выплаты денежной компенсации устанавливаются руководителем федерального органа исполнительной власти или федерального государственного органа, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

Приказом Министра обороны РФ от 10 ноября 1998 года N 492 был утвержден Перечень мероприятий, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени военнослужащих.

Согласно Приказу Министра обороны РФ от 14 февраля 2010 года N 80 "О порядке и условиях выплаты военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, денежной компенсации вместо предоставления дополнительных суток отдыха" выплата денежной компенсации, предусмотренной пунктом 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих", производится за счет и в пределах бюджетных средств, выделенных на денежное довольствие военнослужащих, и отражается в расчетно-платежной (платежной) ведомости в отдельной графе одновременно с выплатой денежного довольствия за месяц, следующий за месяцем окончания мероприятий; исчисление размера денежной компенсации производится путем деления суммы оклада по воинской должности и оклада по воинскому званию, установленных военнослужащим на день издания приказов о выплате указанной компенсации, на 30 и умножения на количество компенсируемых дополнительных суток отдыха.

Таким образом, выплачиваемая военнослужащим, участвующим в мероприятиях, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, денежная компенсация вместо предоставления дополнительных суток отдыха связана с прохождением службы за пределами установленного служебного времени, что может свидетельствовать в пользу ее отнесения к облагаемым налогом на доходы физических лиц выплатам, и как таковая во многом сходна с регулируемой трудовым законодательством компенсацией сверхурочной работы оплатой труда в повышенном размере.

Вместе с тем данная компенсация, хотя и выплачивается в пределах бюджетных средств, выделенных на денежное довольствие военнослужащих, и одновременно с его выплатой, непосредственно в структуру денежного довольствия, как она определена Федеральным законом от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", прямо не включена, т.е. - в отличие от компенсационных выплат (доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных), которые часть первая статьи 129 ТК РФ относит к заработной плате, - она не интегрирована с очевидностью в состав оплаты труда, в отношении которой необходимость налогообложения не вызывает сомнений.

Следовательно, в действующем нормативном регулировании сохраняется неопределенность в вопросе об обложении денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим, участвующим в мероприятиях, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, налогом на доходы физических лиц, что подтверждается и динамикой позиции по этому вопросу Минфина России, письменными разъяснениями которого по вопросам применения законодательства о налогах и сборах обязаны руководствоваться налоговые органы.

Согласно разъяснениям, содержащимся в письмах Минфина России от 4 июня 2009 года N 03-04-07-01/190 и от 29 июня 2012 года N 03-04-06/6-186, освобождение от налогообложения каких-либо иных видов выплат, прямо не указанных в статье 217 НК РФ, в частности в ее пункте 1, возможно только путем дополнения перечня таких освобождаемых от налогообложения доходов; на основании пункта 1 данной статьи не подлежат обложению налогом на доходы физических лиц только выплаты и компенсации, имеющие характер возмещения утраты гражданами источника доходов (в случае безработицы, беременности и рождения ребенка).

В письме же от 18 января 2017 года N 03-04-09/1802 со ссылкой на правовую позицию, изложенную в Постановлении Конституционного Суда РФ от 13 апреля 2016 года N 11-П, в части отсутствия в действующем законодательстве системной классификации выплат и компенсаций, производимых физическим лицам, а также неопределенности положений статьи 217 НК РФ, содержащей перечень доходов, освобождаемых от обложения налогом на доходы физических лиц, разъясняется, что до внесения соответствующих изменений в законодательство о налогах и сборах неопределенность положений данной статьи не может служить основанием для обложения налогом на доходы физических лиц денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим по их просьбе за каждые положенные дополнительные сутки отдыха в соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Таким образом, Конституционный Суд РФ констатирует наличие неопределенности нормативного содержания статьи 217 НК РФ и неоднозначность понимания ее положений при решении вопроса об обложении налогом на доходы физических лиц денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим по их просьбе за каждые положенные дополнительные сутки отдыха.  

Федеральному законодателю надлежит внести в статью 217 НК РФ необходимые изменения в соответствии с настоящим постановлением.

Впредь до внесения в статью 217 НК РФ изменений ее положения не могут служить основанием для обложения налогом на доходы физических лиц денежной компенсации в размере денежного содержания, выплачиваемой военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, по их просьбе за каждые положенные дополнительные сутки отдыха в соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих". При этом настоящее постановление не является основанием для возврата удержанных (уплаченных) ранее сумм налога на доходы физических лиц, за исключением возврата по результатам рассмотрения конкретного дела, в связи с которым Новочеркасский гарнизонный военный суд обратился в Конституционный Суд РФ, если для этого нет иных препятствий.

 

Конституционным Судом РФ обобщены наиболее важные решения, принятые им в первом квартале 2018 года

Решение Конституционного Суда РФ от 14.05.2018 "Об утверждении Обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2018 года"

В представленном обзоре приводятся в числе прочего решения по конституционным основам:

- публичного права (в частности, дана оценка конституционности части 1 статьи 46 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" и статьи 20 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с передачей налоговым органам полномочий по администрированию страховых взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование". Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании решается вопрос о привлечении с 1 января 2017 года плательщиков страховых взносов к ответственности за непредставление в установленный срок расчета по начисленным и уплаченным страховым взносам в ПФР, ФСС РФ, подлежащим уплате за отчетные (расчетные) периоды, истекшие до 1 января 2017 года.

Конституционный Суд признал оспоренные нормы не противоречащими Конституции РФ, поскольку они предполагают, что применение части 1 статьи 46 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" с 1 января 2017 года к деяниям, совершенным до этой даты, т.е. во время действия данного законоположения, допустимо только в том случае, если исчисленный в соответствии с названным законоположением размер штрафа меньше или равен размеру штрафа, исчисленному в соответствии с пунктом 1 статьи 119 НК РФ. В ином случае применению к соответствующим деяниям подлежит пункт 1 статьи 119 НК РФ);

- трудового законодательства и социальной защиты (в том числе дана оценка конституционности пунктов 1 и 2 статьи 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", статей 1102 и 1109 ГК РФ. Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании решается вопрос о взыскании с гражданина, признанного инвалидом, полученных им сумм пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты в случае, когда представленные для получения соответствующих мер социальной защиты справки, составленные по итогам медико-социальной экспертизы, признаны недействительными вследствие процедурных нарушений, допущенных при проведении такой экспертизы.

Конституционный Суд признал оспоренные положения не противоречащими Конституции РФ, поскольку они не могут служить основанием для взыскания с гражданина, признанного инвалидом, названных выплат в случае, если представленная им справка об установлении инвалидности признана недействительной вследствие наличия лишь формальных (процедурных) нарушений, допущенных при проведении медико-социальной экспертизы, притом что такие нарушения не повлияли (не могли повлиять) на оценку ограничений жизнедеятельности освидетельствуемого гражданина и не обусловлены недобросовестностью (противоправностью) с его стороны.

Конституционный Суд указал, что судебные органы, рассматривая в каждом конкретном деле вопрос о наличии оснований для взыскания денежных сумм в связи с перерасходом средств ПФР, обусловленным выплатой пенсии по инвалидности, назначенной на основе решения уполномоченной организации, признанного впоследствии недействительным ввиду допущенных при его принятии процедурных нарушений, обязаны, не ограничиваясь установлением одних лишь формальных условий применения взыскания, исследовать по существу фактические обстоятельства данного дела, свидетельствующие о наличии либо отсутствии признаков недобросовестности (противоправности) в действиях лица, которому была назначена пенсия);

- частного права (в частности, дана оценка конституционности пункта 3 части 2 статьи 57 ЖК РФ. Оспоренное положение являлось предметом рассмотрения постольку, поскольку на его основании решается вопрос о предоставлении жилого помещения по договору социального найма несовершеннолетнему, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, указанного в перечне, установленном уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти, в случае, когда члены его семьи, с которыми он совместно проживает, состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Конституционный Суд признал оспоренное положение не противоречащим Конституции РФ, поскольку оно:

предполагает вынесение решения о внеочередном предоставлении жилого помещения по договору социального найма несовершеннолетнему гражданину, страдающему соответствующим заболеванием, с учетом площади, необходимой для проживания в нем также по крайней мере одного взрослого члена семьи, осуществляющего уход за этим несовершеннолетним;

само по себе не может служить основанием для отказа в предоставлении жилого помещения несовершеннолетнему гражданину, страдающему соответствующим заболеванием, с учетом необходимости проживания в нем также его родителей и других членов семьи, если, исходя из обстоятельств конкретного дела, их совместное проживание является определяющим для состояния здоровья несовершеннолетнего, его развития и интеграции в общество и при наличии у публичного образования фактических возможностей для предоставления жилого помещения соответствующей площади);

- уголовной юстиции (в числе прочего дана оценка конституционности частей первой и третьей статьи 107 УПК РФ. Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании решается вопрос об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести.

Конституционный Суд признал оспоренные положения не противоречащими Конституции РФ, поскольку они предполагают, что избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении указанного лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, допускается лишь в случае, если за это преступление в соответствии с положениями Общей и Особенной частей УК РФ, в том числе с частью первой его статьи 56, в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо при наличии предусмотренных частью первой статьи 108 того же кодекса исключительных случаев для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при которых домашний арест в принципе может быть применим.

При этом судебное решение о применении к подозреваемому или обвиняемому меры пресечения не предопределяет выводы суда по основному вопросу уголовного дела - о виновности подсудимого и о его наказании).  

   

728x90

   

728x90

   
© 2012 Официальный сайт администрации Оленинского района. Все права защищены.